Monday, February 6, 2012

Почему происходят кризисы?

Кризис 2008-го года, дал возможность социалистам, популистам, этатистам, монетаристам, цетробанкирам, политикам и другим не очень честным  людям манипулировать сознанием людей, и убеждать их, что свободный рынок не работает, Хайек был не прав, дерегулирование экономики зло, бизнесмены гады, спасение в усиление контроля государством над экономикой -благо и жизненная необходимость.

Все это еще подтверждается снятым фильмом типа «Insider Job», постоянные выступления председателя Фед Резерва о том, что рынок надо подбодрить и т.д. Давайте все разберем по полочкам и ответим на два главных вопроса:

  1. Бизнес цикл, какой экономической мысли более верно истолковывает происходящее?
  2. Что лучше - регулирование экономикой гос. чиновниками, или же рынком самим? Этот пункт я разберу в следующем посте, так как слишком много для одного поста получаецца.

Все, кто читает мой блог, знают, что я приверженец идей Австрийской Школы Экономики и их бизнес цикла. Но я заметил, что толком никогда не писал о том, что собой представляет этот бизнес цикл.

Если меня попросят описать его одним коротким предложением, то я бы сказал так:

«Кредитная экспансия банков в дерегулированной экономике, а так же установление Центробанком учетной ставки ниже ее рыночного значения (в регулируемой экономике), запускает цикл бума, после которого обязательно последует цикл кризиса».

Теперь подробней.

Увы и ах, большинство Центробанков в мире отошли от своей основной роли стабилизации цен и все больше входят в сферу стимулирования экономики. В рамках борьбы с инфляцией у центробанков есть множество инструментов, один из которых установление процентной ставки. При высокой инфляции центробанк поднимает эту процентную ставку и скупает излишек ликвидности (денег) на рынке, тем самым стерилизует негативные последствия монетарной экспансии. Это приводит к уменьшению количества денег в обороте, что способствует повышению покупательской способности денег и тем самым уменьшает инфляцию. До тех пор, пока они занимаются только этим, слишком больших проблем не происходит.

Проблема в том, что центробанки начали занимацца не тем, что изначально входило в их обязательство регулирования монетарной политики, а начали занимацца стимулированием экономики с помощью этих процентных ставок. Т.е. если центробанк видит, что экономические показатели не очень хороши (безработица растет, роста ВВП сокращаецца и т.д.), они понижают ставку, выпускают больше дешевых денег на рынок, что, по их мнению, должно способствовать развитию кредитования и, соотвественно привести к росту экономики. Они прекрасно понимают, что такая политика приведет к инфляции, но предполагали, что смогут удержать ее на приемлемом уровне и выбирали меньшее из зол – мол пусть будет немного инфляции, мы немного подогреем рынок, запустим механизмы развития и потом отойдем, свободный рынок все сам сделает за нас.

Надо отдать должное и заметить, что такого рода кредитная экспансия была возможна даже во времена свободного банкинга (т.е. когда не было центробанков). В данном случае, кредитная экспансия проводилась частными банками тупо печатая банк ноты поверх своих золотых рещервов. Но, благодаря золотому стандарту и отсутствию центробанка, который бы диктовал минимальные резервы банкам, такая кредитная экспансия не могла продолжаться долго. Когда банкнот одного банка становилось на рынке намного больше, чем банкнот других банков, то к нему гораздо чаще обращались за изъятием золотых резервов, так как его клиенты больше всего покупали на рынке. Тут банк был вынужден или обанкротицца или же прекратить кредитную экспансию. Затем, во временя золотого стандарта и де-регулированного банковского сектора, кризисы не длились так долго, как это могло и может продолжаться во времена центрального банкинга. Но об этом чуть позже.

Так вот, до трактата Людвига вон Мизеса о «Кредите и Процентной Ставке» напечатанного аж в 1912 году, все предполагали, что кредитная экспансия и манипулирование процентными ставками центробанков приводят лишь к инфляции и больше ни к чему. А все кризисы рынка связывали с «кризисом перепроизводства», когда у людей не хватало денег, чтоб покупать все продукты, предложенные производителями.

Но у объяснения кризиса перепроизводства всегда были две проблемы:

  1. Что делать с «Законом Сея», который утверждает, что любое производство порождает свой собственный спрос? Т.е. если вы решили увеличить производство, скажем, обуви, то тем самым вы увеличиваете потребление на кожу, резину, нефть, нитки, мастеров и т.д. Затем Жан Батист Сэй и утверждал, что не может быть кризиса перепроизводства во всей экономике, а может быть лишь у отдельных бизнес структур (производителей товаров и услуг), которые или неправильно рассчитали цену своего товара или же неправильно рассчитали спрос на него. Как в подтверждение данного закона в своей книге я привел пример с планшентниками от Хьюлет-Паккрад, так называемыми ТачПад-ами. Не смотря на то, что они были хуже планшетников Эппл по всем своим характеристикам, стоили столько же, затем и не продавались. Руководство ЭйчПи решило вообще закрыть этот убыточный бизнес в связи с насыщенностью рынка и спустило их цену на 99 долларов, после чего опустошило свой сток в 200 тысяч штук за одни сутки. Данный факт наглядно продемонстрировал «Закон Сэя» в действие, проблема была не в кризисе перепроизводства, а лишь в неверной ценовой политике компании и неспособности делать конкурентоспособный продукт.
  2. Вторая проблема объяснения кризиса перепроизводства заключается в его противоречие с рыночными механизмами. Дело в том, что у свободного рынка есть встроенный механизм наказывать неумелых предпринимателей, банкротя их и поощрять успешных предпринимателей награждая их большей прибылью и большей рыночной долей. При свободной рыночной экономике, единственным способом зарабатывать и сохранять богатство является постоянная погоня за удовлетворения потребностей своих потребителей. При этом это могут быть потребности, о которых сам потребитель и не знает (как на пример те же планшетные компьютеры, существовавшие давно, но лишь популизованные Эппл). При свободных рыночных отношениях, только компании, которые предлагают лучший товар, по лучшей цене процветают, а те, кто принимают неверные решения, производят ненужные товары по высокой цене банкротятся, а их ресурсы (как производственные, так и людские) переходят работать на те компании, которые успешны. Тем самым свободный рынок сам фильтрует тех предпринимателей и те проекты, которые нужны людям. Внимание вопрос – так почему все же происходят кризисы. Разберем этот вопрос на примере ипотечного кризиса в США в 2008-ом году. Почему люди перестали покупать недвижимость, тем самым разорив столько предприятий и поставив на колени большую часть мировой банковской системы?


Ответ на этот вопрос дал Мизес в вышеупомянутой книге. Он описал то, что мы сейчас называет Австрийским Бизнес Циклом. Согласно Мизесу, процентные ставки, установленные самим рынком, имеют очень важную роль в посылке сигналов производителям товаров и услуг.

Для начала, давайте разберемся, что такой процентная ставка кредитования и как она получается.

Все люди, которые имеют доход от своей повседневной работы, предпочитают оставлять часть своих денег на будущее потребление, на черный день или же на пенсию. Люди фактически не тратят все те деньги, что они зарабатывают сегодня, так как понимают, что пока молоды, могут работать с высоким темпом, который они захотят сбавить в будущем, так как мало кто любит работать. Все же большинство людей любит отдыхать, веселицца, ходить в спорт зал, на бассейн, загорать на пляже и т.д. Затем, работа для многих это неприятная полезность, на которую они идут вынужденно, что обеспечить качество своего досуга.

Мало кто из людей держит деньги под подушкой или в банке от варенья. Люди понимают, что сегодня они себе отказывают от потребления, затем у них должен быть стимул не тратить эти деньги сегодня, а тратить через определенное время и этим стимулом является проценты, которые они могут получить, вложив деньги куда-либо. Это могут быть депозиты в банках, инвестиционные фонды или же государственные ценные бумаги.

Процентная ставка, по которой банки выдают кредиты, как и все другие товары на рынке, обусловлены спросом и предложением денег. Если в какой-то момент люди начинают больше экономить, чем тратить, тогда они увеличивают предложение денег для кредитования и процентная ставка падает. Но когда она падает настолько много, что ставки по депозитам спускаются до непривлекательного для сбережений уровня, люди перестают накапливать деньги и предпочитают их тратить свои доходы сегодня, так как не видят стимула на сбережение денег. Тем самым рынок сам регулирует относительный эквилибриум между сбережениями и кредитованием.

Но что происходит, когда правительство по средствам привлечения кредитов из заграницы или искусственным понижением процентных ставок и кредитованием банковской сферы за счет печатанья денег, искусственно увеличивает количество денег в экономике и, тем самым, понижает процентную ставку кредитования?

Производители получает неверный сигнал. Дешевые деньги, это сигнал для расширения производства, это сигнал того, что люди в будущем будут потреблять больше, чем сейчас. Но, с другой стороны, искусственно низкие  процентные ставки отбивают охоту у населения делать сбережения, так как проценты настолько низкие, что они предпочитают тратить все сегодня. И тут получается коллапс – производители готовятся к увеличенному потреблению инвестируя в увеличение производственных мощностей (закупка оборудования, наем новых людей, соответственно увеличении зарплат и цен на сырье и оборудование), а люди потребляют свой максимум уже сегодня. Так создается бум – производство и потребление растет,  ВВП растет, инвестиции растут, безработица падает, все политики счастливы. Но, как только  Центробанк прекращает монетарную экспансию, а он это вынужден сделать из-за инфляции, начинается полный пипец.

Производители вложили кучу денег в увеличение производства, начали выпускать кучу товара, а у людей реально не было тех сбережений и денег и тут начинается кризис перепроизводства. На рынке оказывается куча никому ненужных вещей. Все эти производители терпят крах, так как у людей отсутствуют деньги, покупать товары. Рынок запускается цикл кризиса. Рынок пытается решить проблему перепроизводства, убрав с дороги нелепых коммерсантов, которые неверно истолковали рыночные сигналы и дать дорогу тем предпринимателям, которые не поддались соблазну дешевых денег и вели консервативную политику расширения. Кризис это антибиотик рыночной экономики, который ставит все на свои места. Убирает искусственно вздутые пузыри и оставляет только то, что реально нужно экономике.

В 2001-ом году, Алан Гринспан (тогдашний глава Фед Резерва), чтоб уменьшить влияние кризиса дот.ком бума, а так же дешево профинансировать военные операции США начатые после 9/11, понижает процентную ставку ФедРезерва до 1%. Так как покупать Ти-Бонды правительства США становится не так привлекательно (из-за низкой процентной ставки), инвесторы начинают искать другие источники для инвестиций. При этом, государственные ценные бумаги США пользуются огромной популярностью, так как имеют 1. Рейтинг в ААА и все государственные и большинство частных  пенсионных фондов держат свои сбережения именно в них и 2. имея статус резервной валюты, все Центробанки мира, так же держат  свои резервы в этих бумагах.

Параллельно, чтоб отвести внимание Американской общественности от войны в других странах, политики решают решить жилищную проблему америнканцев. Они создают Фредди Мак и Фани Мэй, ипотечные агентства, дают гарантии конгресса на ипотечные кредиты, убирают налоги с продаж жилья, убирают первоначальный взнос и т.д. Все это создает бум на рынке ипотечного кредитования. Во-первых, дешевые процентные ставки по кредитам. Во-вторых, налоговые и другие льготы сделали свое дело. Американцы тупо ушли улучшать свои жилищные проблемы не имея каких либо сбережений и даже не делая предварительных оплат. Мол, недвижимость все равно растет в цене, никаких рисков нет. Тем более гарантии конгресса есть ...

Уменьшение процентных ставок по гос ценным бумагам США, а так же и без этого немалый спрос на них, сделал вложение в ипотечные ценные бумаги США (которые так же получили высочайший рейтинг от агентств) прекрасным инвестиционным инструментом. Печатание денег для финансирования войны и борьбы с дот.ком кризисом, а так же раздутый пузырь  ипотечного кредитования дало столько лишней ликвидности рынку, что цены нефть, метал (арматура для домов и зданий), цемент (для бетона) и другие полезные ископаемый просто взлетели. Даже мы, в Азербайджане, увидели резкий скачок цен на недвижимость из-за 1. подорожания стройматериалов, вызванных этим бумом 2. дешевых кредитов выдаваемых местными банками на строительство зданий, которые они смогли привлечь из-за  бугра благодаря дешевизне долларов.

Но, порядка 30% всех сделок с недвижимостью в США были сделаны на спекулятивных основах. Американцы покупали квартиры, дома не потому, что они им были реально нужны, а потому что было бы глупо не взять по 2-3% годовых. Особенно если учитывать, что банки принимали депозиты почти по нулевым процентам. Люди покупали дома, чтоб сдавать их в аренду и из нее платить аннуитет (проценты и основную часть долга) по ипотеке и жить на разницу уходя с работы. Люди просто покупали большие дома, ремонтировали и потом продавали. За несколько лет, спекуляции на недвижимости стали очень выгодными, туда потянулось огромное количество людей. Даже те, кто никогда этим раньше не занимался.

Но, к 2006-ому году Фед начал сбавлять монетарную экспансию из-за угрозы инфляции. Цены на нефть были на уровне 150 долларов за баррель, сталь, медь, продукты питания, все росло в цене. И тут-то начался апокалипсис.

Спекулятивные инвестиции в недвижимость начали сгорать. Те, кто покупал с надеждой сдать в аренду, просто не могли найти кого-нибудь, чтоб сдать. Доходы во всех тех сферах порожденных этим бумом перестали существовать и, тем самым, начался кризис. Люди не могли платить за эту недвижимость, а новые постройки перестали покупацца.

Более того, когда 30% всей недвижимости вышло обратно на рынок из-за неуплаты, это подорвало всё. Даже те, кто мог платить по кредитам, начали отказываться, так как их недвижимость не стоила тех денег, которые они должны были заплатить за нее. А, учитывая, что у многих даже не было первоначального взноса, так им вообще нечего было терять. И тут, все пошло поехало. Что дальше было, вы уже знаете. Цены на все пошли вниз – нефть, цемент, сталь, медь, оборудование  и т.д. А кредиты на расширение производства всего этого были взяты и по ним нужно было платить. Затем банки оказались под двойным ударом – 1. неуплата на стороне потребления (клиенты, которые не могли платить по ипотеке); 2. неуплата кредитов по искусственно раздутым производствам.

Когда свободный рынок собрался решить эти проблемы по-справедливости – обанкротить 29-ти летних водителей Мазерати, которые хорошо поживились на этом буме и освободить ресурсы (человеческие и производственные) с раздутых секторов экономики, политики не нашли ничего лучше, чем просто напечатать еще больше денег и выкупить все эти активы с рынка (тем самым оставив Мазерати у этих трейдеров), переложив все бремя на 1. налогоплательщиков в США 2. на всех держателей долларов, инфлируя его да такой степени, что он существенно потерял свою покупательскую способность. Это хорошо видно, как на ценах на золото, так же на продуктах питания и других потребительских товарах.

Естественно, социалисты, чиновники не нашли лучшего козла отпущения чем капитализм, жадность банкиров и, в особенности,  свободный рынок. Алан Гринспан (тогдашний председатель Фед Резерва) в своем отчете перед конгрессом заявил, что не ожидал, что управляющие банков и бизнес поступят так безответственно с дешевыми деньгами. Он думал, что рынок заставит их быть ответственными, так как для них должно быть важно долгосрочное благополучие своих акционеров.

Ну, понятно, он же не стал бы обвинять себя, что мол я раздавал бесплатный алкоголь, а теперь удивляюсь, чего это так много пьяных. Разница между алкоголем и деньгами лишь в том, что первое (алкоголь) значительно более негативно воспринимается обществом, чем второе (деньги). Когда есть дешевые деньги, кредитоваться для бизнеса естественно. Более того, даже те, кто видел пузырь, столкнулся с «дилеммой заключенного», мол если я не возьму кредит, возьмет мой конкурент, расширит производство, за счет больших объемов сократит затраты и вытурит меня из бизнеса. А когда Фед закончит инфлирование никто не знает, а что если я не продержусь до того времени? И все пошло, поехало …

Если вы думаете, что никто не говорил об этом, посмотрите ролик ниже, где Питера Шиффа освистывают в 2006-ом году, когда он говорит, что нужно уходить из финансового сектора и вкладывать в золото. Конгресмен Рон Пол в своей книге в 2003 году предсказал этот кризис. Эти, двоя самые яркие представитель Австрийской Школы в Американском мэинстриме.





И если вы думаете, что это единичный случай, доказывающий Австрийский Бизнес Цикл, то спешу огорчить вас. Если вы зайдете по этом линку и отбросите анализ всех кризисов в США (да и в любой другой экономике) и оставите одни лишь факты, все они были связанны или с банковской кредитной экспансией, или печатаньем бумажных денег правительством (или с разрешения правительства) или же с монетарной экспансией Центробанков.

Мы живем в очень интересную пору для экономистов. Не смотря на то, что дешевые процентные ставки привели к кризису, Фед опустил их еще ниже, почти до 0 процентов и продолжает монетарную экспансию – печатанье денег. Скоро мы станем свидетелем американского эксперимента контролирования инфляции. Американцы думают, что они могут это сделать. Никому в истории еще это не удавалось.

У Европы уже есть негативный опыт с такого рода явлениями. Франция столкнулась с этим в 18 веке с «Миссисипским Планом», Англия во время пузыря «Южных Морей». Германия, во время Веймарской Республики. Именно по этой причине, они тупо не печатают деньги и не спасают всех подряд. Они понимают, что невозможно напечатать свой пусть из кризиса. Надо решать фундаментальные проблемы. Мир пристрастился к дешевым деньгам, правительства пристрастились к дешевым деньгам, бизнес пристрастился к дешевым деньгам.

Но, в отличие от США, Европа решает проблемы. Спускает гос расходы, спускает зарплаты, повышает продуктивность труда. Они пару лет помучаются, очистят Евросоюз, и может даже спасут Евро. Но эти два года будут адом для политиков и людей. Будет расти безработица, будут бунты профсоюзов, граждан. Будут перевыборы, будут выходить популисты оппозиционеры, призывать к социализму и т.д. Но я думаю, что Европа устоит. Уменьшится, но устоит. А США впадут в 15 летнюю депрессию с очень серьезным валютным кризисом …

No comments:

Post a Comment